Дочь отреклась от меня только потому, что я мало зарабатывала.

А что ты дала. Ты одеваешься как нищенка. Ты мира не видела. Ты, кроме своих огородов, ничего не знаешь. Как тебя людям показывать?

12 1

Аня родилась когда мне было 25 лет. Мы с мужем очень любили дочь. Потому что она была единственным нашим ребенком. Я никогда не считала, что мы живем бедно — у нас была крыша над головой, мы всегда имели что кушать.

Мы с мужем работали на заводе. Дочь старались одеть и обуть не хуже ее сверстников, игрушки хорошие дарили. Она увлекалась народными танцами, и мы покупали ей костюмы, оплачивали поездки на гастроли. Потом насобирали денег на престижный университет и Анечка поступила на юридический факультет.

Каждую неделю я передавала дочери деньги на учебу и продукты. Мы вообще, были как бы подружками и доверяли друг другу. Поэтому то, что произошло потом, меня чуть не убило.

Наша Анечка закончила университет и осталась жить в городе. Все реже приглашала нас к себе. Раз, когда я приехала к ней в гости, дочка встретила меня словами:

«Мама, как вы доехали? Спрячьте ту страшную клетчатую сумку. Таких уже миллион лет никто не носит. Люди скажут, что моя мама — деревенщина». Те слова меня поразили. Разве не благодаря селу моя Анечка смогла закончить университет и получить престижное образование? Если бы не наш огород, с которого мы продавали картошку и овощи, если бы не куры и утки, то откуда бы мы столько денег набрали? Но я промолчала.

С тех пор начала замечать, что мою скромную и милую Аню будто подменили. Она стала стесняться меня. Дальше еще хуже. Анечка вышла замуж. Нас с мужем на свадьбу не пригласила. Сказала лишь:

«Мы громко не праздновали».

Для меня это был шок, ведь как можно пойти под венец без благословения родителей?

«Ну-у-у, нас Антона родители благословили», — выпалила мне дочь, когда я таки приехала к ней в гости.

На полках в ее квартире я увидела фото с громкого свадебного застолья. Я сделала вид, что не заметила их. Кто-то позвонил в дверь.

«Ой, мамочка моя любимая, привет. Проходи. У нас гости», — слышала Анин голос. В комнату зашла красивая женщина моего возраста. Она была опрятная, ухоженная, модно одетая. В отличие от меня — простой крестьянки.

«Это — Лариса Федоровна,моя ма…», — коротко отрекомендовала меня Анечка своей, как оказалось, свекрови.

Но роль свекрови здесь больше подходила мне. Потому что дочка в присутствии Алиночки (так назвалась моя сваха) ни разу больше не назвала меня мамой. А вот Алиночку она просто забросала комплиментами.

«Ой, как жаль, что вы не смогли приехать на свадьбу, — говорит моя сваха Алиночка. — Как ваш муж? Уже выздоровел?»

Меня словно громом ударило. Я лишь кивнула, как мне показала Аня, которая стояла за спиной Алиночки. Оказалось, что мы не приехали на свадьбу родной и единственной дочери, ибо у нас якобы папа заболел…

«Мамочка, заходите, когда будете близко. Чмоки-чмоки», — прощалась моя дочь со свекровью.

«Анечка, что это было?» — спросила я.

«Ты все не так поняла», — попыталась выкрути лась она.

А потом сказала:

— Его родители дали мне все: квартиру, машину, дорогую одежду. А что ты дала. Ты одеваешься как нищенка. Ты мира не видела. Ты, кроме своих огородов, ничего не знаешь. Как тебя людям показывать? Они — образованные, состоятельные. Как мне им показывать такую мать? Что ты дала мне?».

«Жизнь», — произнесла я.

Но она лишь улыбнулась:

«Жизнь каждый может дать. А как в ней жить?».

Я выбежала прочь. Мужу ничего не рассказывала. Но он и сам все понимал. О дочь почти не говорил.

«Стыд мне. Не сумел я ее воспитать человеком», — однажды сказал муж.

Проходили месяцы, годы. У Анечки родился сыночек—наш внук. Но узнали мы об этом не от нее, а от соседки Маринки, которая также жила в городе. Очень хотелось внука увидеть, но позорить дочь мы не стали.

«Кто знает? Может, она уже сказала, что мы умерли», — попытался пошутить мой муж…

И однажды Маринка принесла плохие новости.

«В больнице ваша Анечка. От алкоголизма лечится», — выпалила соседка.

Мы долго не могли прийти в себя.

«Муж ее бросил. Другую нашел. Свекровь, которую она так любила, кожаные куртки и эксклюзивные платья уже новой невестке дарит, — рассказывала Марина. — Анечка стала пить. Ребенка не наблюдала. Сестра мужа вашего внука забрала. Из квартиры ее выгнали. Некоторое время жила у меня. Но и я не выдержала. Отвезла ее в больницу. Так допилася, что под капельницу пришлось положить».

Через несколько часов я уже сидела у кровати своего ребенка. Какая же она была истощенная. Очень долго спала и наконец открыла глаза.

—Доченька моя любимая. Ну почему же ты ко мне не приехала? — плакала я.

— Может, хоть проклянешь меня? И мне легче станет. Такого не прощают. Я же от тебя отреклась. На деньги тебя променяла. Выгнала из дома. Какая я тебе доченька?

Потом она закрыла глаза. А через какое-то время грустно промолвила:

— Прости меня, мама.

А я плакала от счастья, потому что снова услышала слово «мама»

12 1

Автор публикации

не в сети 4 недели

Dinsy

83
Комментарии: 3Публикации: 52Регистрация: 27-12-2018
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля